Объявление форума
Вы зашли на Форум как ГОСТЬ. (Будут ограничения!!!)

Динка и вопросы депиляции

Ответить
Аватара пользователя
valvic
Основатель форума
Сообщения: 245
Зарегистрирован: 07 авг 2017, 08:44

Динка и вопросы депиляции

Сообщение valvic » 30 ноя 2017, 21:56

Владимир ЮРИНОВ
Динка и вопросы депиляции
– Короче, мы с тобой две уродины, – заключила Кристина.
– Да, – печально согласилась Динка.
– Две жуткие волосатые страхолюдины, – прищурив глаз, уточнила подруга.
– Точно, – кивнула Динка и пригорюнилась.
Они сидели на городском пляже и обсыпали песком свои колени. Мелкие сухие песчинки, больше похожие на серую пыль, стекали по ногам, проявляя на голенях маленькие светлые волоски, практически незаметные в повседневной жизни
– Видишь?!.. Видишь?!.. – указывая на них, допытывалась у Динки Кристина. – Это же кошмар!
– Кошмар... – соглашалась Динка, она была обескуражена и даже слегка напугана открытием растительности на своих ногах. – Что делать-то будем?.. Может, у мамы спросить?
– Я у своей уже спрашивала, – отмахнулась Кристина.
– И что?
– И ничего! Как всегда, посмеялась и сказала, чтобы я не забивала себе голову всякой ерундой. Сказала, что никаких волос у меня на ногах ещё нет и быть не может.
– Но они ведь есть! – возразила Динка. – Вот же они! Ты ей показывала?
– Показывала. А она сказала, что это не волосы, а фигня. И потом, сказала, сейчас на мои ноги вообще никто не смотрит, а когда начнут смотреть, лет этак через семь-восемь, она мне скажет, что надо делать, – Кристина хмыкнула. – А мы за эти семь-восемь лет, между прочим, вообще в волосатых обезьян превратимся.
– Типичный родительский эгоизм, – поджав губы, сказала Динка. – Они нас всё за маленьких держат.
– А мы уже, между прочим, в третий класс перешли! – подхватила Кристина. – И тоже имеем право на личную жизнь!
– Точно, – подтвердила Динка.
– Короче, надо что-то самим думать, – переворачиваясь на живот и подгребая под грудь горку песка, подытожила Кристина.
– Надо, – согласилась Динка и тоже перевернулась на живот. – Только что?
Вопрос повис в воздухе. Обе подруги, положив голову на скрещённые руки, задумчиво смотрели перед собой.
Динка и Кристина были однопартийцами. То есть они весь второй класс просидели за одной партой. Динка часто слышала это слово по телевизору и всякий раз удивлялась: оказывается, очень много людей успевают за школьные годы посидеть за одной партой. Некоторые, у кого однопартийцев было особенно много, порой даже придумывают себе флаги и разную прочую символику и время от времени собираются на свои митинги и съезды. У Динки пока было только два однопартийца: Костя Смольнов, с которым она сидела за одной партой в первом классе, и вот – Кристина Королёва. Но Динка не расстраивалась – учиться ей предстояло ещё целых девять лет, и количество однопартийцев за это время у неё должно было существенно увеличиться.
Кристина была на целых полгода старше Динки, кроме того, мама её, тётя Анжела, работала в косметическом салоне, поэтому Кристина была гораздо опытнее своей подруги в вопросах женской красоты и гораздо лучше разбиралась во всяких женских штучках. Вот и эту жуткую растительность на ногах первой обнаружила тоже она.
Кристина повернула голову и сбоку посмотрела на Динку.
– Ты по телеку рекламу полосок «Венус» видела?
– Нет, – сказала Динка. – Что за полоски?
– Восковые полоски «Венус», – искусственным телевизионным голосом изобразила Кристина. – Покупайте наши полоски, и ваши ножки станут нежными, как шёлк!.. Не видела?
Динка помотала головой.
– Ну, там, – начала объяснять Кристина, – тётка такая, в купальнике, загорелая, красивая, как эта, как фотомодель. Она полоски такие белые на ноги себе клеит, а потом так – раз! – и сдёргивает их. И улыбается. И платок ещё потом шёлковый на колени себе бросает, а он так – вш-ш-ш! – и съезжает с ног. И потом мулат такой, по пояс голый, тоже весь загорелый, к ней так подходит, на руки её подхватывает и в море несёт. Красиво – обалдеть!
– Да, – согласилась Динка, – красиво... И что?
– А то, – Кристина оглянулась на свою маму, лежавшую на надувном матрасе в нескольких шагах от них, и, придвинувшись поближе к Динке, зашептала ей в ухо: – У моей мамы на работе точно такие полоски тёткам на ноги клеят. Сама видела. Ну, как клеят, не видела, но тётка там одна, толстая такая, с одной обклеенной ногой как-то выходила в фойе к маме и ругалась...
– А чего ругалась? – спросила Динка.
– Не знаю, – пожала плечами Кристина. – Да какая разница! Мама сказала, что она вечно ругается. Жутко скандальная клиентка, всегда всем недовольна. Так вот, я тогда рядом сидела и всё-всё разглядела хорошенько. Короче, полоски эти – самая обыкновенная бумага. Только очень белая и гладкая. Ну, как в моём альбоме для рисования. А намазаны они с той стороны, что к ноге прикладывают, какой-то коричневой штукой. Я думаю, что это какой-то такой специальный клей, потому что обычный ПВА, он белый и, к тому же, на кожу ни фига не клеится – я проверяла.
– Ну да, – подтвердила Динка, – не клеится. Он только на пальцах противно так засыхает и потом, как шкурка, снимается.
– Точно, – кивнула Кристина. – А нужно, чтоб клеился! Хороший клей нужен. Чтоб к волоскам прилип. Достать бы где-нибудь нормального клея – и можно было бы депиляцию сделать.
– Что сделать? – не поняла Динка.
– Депиляцию, – повторила Кристина. – Это когда лишние волоски выдирают. Из ног, там, из подмышек.
– Ой! – испугалась Динка. – Выдирать – это ж, наверно, больно!
– Если бы это было больно, – наставительно сказала Кристина, – к моей маме в салон очередь бы не стояла. А так, там на депиляцию запись за неделю.
– Ну не знаю, – с сомнением в голосе сказала Динка, – во всяком случае, если, когда расчёсываешься, волос из головы случайно выдернешь – и то больно. Не сильно, конечно, но больно. А тут сразу столько волос!
– Так в том-то и прикол, – авторитетно заявила Кристина, – когда один волосок – тогда больно, а когда все разом – нет. Я рекламу по телеку сто раз смотрела, там тётка полоску эту с ноги двумя пальчиками снимает, легко так, и улыбается при этом. Сама подумай, если бы это было больно, стала бы она улыбаться?
– Вряд ли, – согласилась Динка. – Когда больно, не улыбаются.
– Вот то-то же! – кивнула Кристина. – Так что не бойся.
Динка задумалась.
– У моего папы есть клей «Момент», – наконец сообщила она. – Я думаю, он подойдёт. Папа говорит, что он... как это... универсальный. В общем, клеит всё.
– О! – обрадовалась Кристина. – То, что нужно!.. Ну что... – она села и принялась сосредоточенно чесать нос. – Короче, бумага у нас есть. Так?.. Ножницы есть. Значит, бумажные полоски мы из моего альбома нарежем... Клей возьмём у твоего папы. Так?.. Ну, мазать можно обычной акварельной кисточкой... Всё вроде? – она повернулась к Динке.
Динка тоже села.
– Вроде всё.
– Ну что, тогда завтра?
– А чего тянуть, – решительно сказала Динка. – Давай сегодня. А то я до завтра ещё, чего доброго, передумаю.
– Ну, если сегодня, то тогда не у меня, – предупредила Кристина. – У меня мама сегодня выходная.
– Давай тогда у меня, – предложила Динка. – У меня сегодня все на работе...
==================
Первым с работы вернулся папа.
В квартире стоял странный сильный запах. Пахло ацетоном, духами «Шанель» и ещё чем-то, чего папа сразу разобрать не смог. В коридоре на полу валялись обрезки альбомной бумаги. В комнате на столе лежал пустой тюбик из-под клея «Момент», засохшая кисточка, ножницы и почти полностью изрезанный альбом для рисования.
Динку и Кристину папа обнаружил в ванной комнате. Запах здесь стоял уже совершенно невозможный. У порога высилась целая батарея из бутылок с маслом, уксусом, ацетоном и разноцветных стеклянных пузырьков с одеколонами и духами. Повсюду валялись какие-то тряпки и разновеликие щётки, в раковине лежали мамин пинцет и папины плоскогубцы, а под раковиной металлически блестела большая кухонная тёрка. Ванна была до краёв заполнена мыльной водой. Заплаканные подруги, обклеенные чуть ли не по пояс узкими бумажными полосками, сидели на полу и время от времени безуспешно пытались отодрать от себя хотя бы одну из них.
Папа настолько растерялся от всего увиденного, что довольно глупо спросил:
– Э-э... Дина, дочь моя, а чем это вы тут занимаетесь?
От этого простого вопроса Кристина почему-то уткнулась лбом в свои обклеенные коленки и заревела в голос, а Динка повернула к папе мокрое от слёз лицо и сердито сказала:
– Чем-чем!.. Сам не видишь?! Депиляцией!..
===========================
http://www.proza.ru/2017/08/30/493

Ответить